К.К. Косцюшко-Валюжинич и его археологические отчеты
История одного отчета: 
главная :: биография :: тексты :: рукописи :: фотографии :: чертежи :: эстампажи :: публикации :: гостевая :: о проекте
1888 год ...

ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ благоугодно было Высочайше повелеть возложить на ИМПЕРАТОРСКУЮ Археологическую Комиссию дело археологического исследования почвы древнего Херсонеса и охранения как открытых ранее, так и имеющих открыться впоследствии, древних его памятников.

В исполнение этой Монаршей воли Комиссия постановила:

  1. ежегодно производить систематические раскопки, как для расследования по частям, одной за другою, древнего города, его топографического положения и сохранившихся в нем древних зданий, так и для исследования его некрополей, доселе остающихся почти неизвестными;
  2. образовать, впредь до открытия в самом Херсонесе, или городе Севастополе, музея Херсонесских древностей, временный склад всех, без исключения, открываемых мелких памятников старины
  3. принять меры к охранению древних зданий, уже прежде открытых на площади древнего города, и, при помощи древнего материала, ранее добытого и вновь открываемого раскопками, подготовить дело научного восстановления в Херсонесе древнехристианского грековосточного храма в базиличном типе.

Две последние задачи, за неимением особых средств, могли быть только начаты Комиссиею, в размерах крайне ограниченных. Через посредство г. Обер-Прокурора Святейшего Синода Комиссия получила, для склада открываемых ею древностей, небольшое помещение в монастыре и приняла меры к охранению всех мраморов, сосредоточенных в монастырской усадьбе, и самых памятников древнего города, учредив сторожку для всей его местности. Управление монастыря, надо надеяться, войдет со временем в виды Комиссии, прилагающей все возможные для нее усилия, чтобы ни одна постройка или земляная работа на почве древнего города не обходилась без строгого надзора оставляемого для этой цели в Херсонесе опытного надсмотрщика.

Археологические раскопки на месте древнего Херсонеса поручены были руководству члена Комиссии, профессора Н.П. Кондакова, и постоянному заведованию члена Одесского Общества Истории и Древностей, К.К. Косцюшко-Валюжинича, и дали в результате крайне любопытное открытие, которое, помимо самих находок, сопровождавших это открытие, становится важнейшим фактом в истории древнего города. Оказалось, что открытый доселе, древний город составляет не более как верхний слой покрытых землей развалин, относящийся к позднейшему городу, и что под этим городом простираются развалины другого древнейшего города. Это открытие должно быть, исключительно, приписано строгому соблюдению принятого Комиссиею правила во всяких археологических разысканиях, разведках и раскопках снимать насыпную землю кургана, сплошной могильной насыпи или пепелища, вплоть до материка.

Материк древнего Херсонеса образует скала и, следовательно, легко может быть узнан и определен, но, по характеру скалистой местности, площадь древнего города имела некогда различный уровень. Местами, а именно посреди города, там, где начаты были раскопки Херсонеса и где открыты главные, доселе известные, его улицы, на линии от новостроящегося храма к морю, скалистый материк подымается и образует в этих улицах своего рода гребень, открываемый под современным уровнем на глубине одного пли полутора аршина. Между тем, на продолжении этой главной улицы к морю, боковые улицы и переулки, а затем и самые дома по большой улице, расположены уже не на скале, но на рыхлой насыпи искусственно образованного уровня. Когда именно древний город принял этот искусственный уровень и построился на нем, остается пока неизвестным, но, очевидно, это должно было произойти после и впоследствии какой-либо катастрофы. О той же катастрофе, по-видимому, большом пожаре, свидетельствуют руины открываемых церквей, надписи и фрагменты, употребленные на кладку новых домов и стены новых церквей меньшего размера, выложенные из мраморов больших разобранных базилик. Но так как для новых церквей выбирались прежние места, т.е. развалины прежних церквей, а эти последние, по греческому обычаю, ставились на местах наиболее возвышенных, то было вполне естественно, для постройки нового города и разбивки его улиц, устроить над развалинами прежнего новый уровень, засыпав эти развалины землею. Новый город был, по-видимому, беднее прежнего, но не менее его многолюден, и потому отличался массою мелких построек, наскоро сложенных из камня и щебня, и окружающих тесные и узкие улички; в этих постройках редко встречается правильная кладка из тесаных плит, свойственная древности и сохраненная здесь только для церквей и немногих жилых домов; повсюду видна обычная поздне-византийская кладка, крепкая лишь своим цементом. В этом позднейшем городе, тоже разрушенном, раскопки открыли крайне ограниченное число мелких памятников: судя по всем обстоятельствам, руины долго оставались открытыми и доступными для обыска. И доселе они, лишь слегка прикрыты землею, и направление стен, а местами даже самые закругления абсид, скрытых под мусором храмов, указывают путь раскопкам. Отсюда отчасти и то разочарование, которое получилось в результате раскопок семидесятых годов, обнаруживших много улиц, но давших весьма мало вещных находок. Дело в том, что предыдущие исследования велись почти исключительно по указанному условному уровню, и давали повод думать, что пепелище города Херсонеса имеет повсюду глубину от 1½ до 2 аршин под современным уровнем.

План раскопок, начатых Комиссиею в 1888 году, основывался, с одной стороны, на необходимости систематического исследования древнего города, с другой на том, что предыдущие раскопки избрали средину города, как лучшую предполагаемую его часть, и что, поэтому, новое исследование должно было необходимо выбрать для себя ту или другую боковую часть на В. или З. от раскрытой средней части. Раскопки начаты в двух пунктах: у морского берега, по направлению от большой приморской базилики к Херсонесской бухте, и поблизости новостроящегося храма, равно как в восточной части города, и имели своею задачею обнаружить всю промежуточную местность к востоку от прежних раскопок, вплоть до земляного укрепления, сооруженного военным ведомством в 1877 году.

На всем этом пространстве раскопки, доведенные до материковой скалы, обнаружили, под уровнем средневекового города, развалины древнего Херсонеса: повсюду, под стенами первого, найдены или стены этого древнего города, послужившие чаще всего фундаментом для позднейшего города, или же, под домами его, остатки домов древнего, либо улицы под домами и обратно. Новый город воспользовался лишь частью цистерн древнего города и его пашенных и мусорных ям, но устроил свои собственные водопроводы и водостоки. Везде постройки древнего города резко отличаются от позднейших; древние стены сложены всегда из тесаных плит и внутренность помещений покрыта тонкою штукатуркою; она часто встречается окрашенною в красный и темнокрасный цвета; стены сохранились в вышину не более одного, редко полутора аршина, бывают часто еще ниже и вообще представляют остатки города, сровненного с землею.

Но чем глубже идут раскопки, тем более увеличивается число мелких находок. Сверху, в грудах мусора и щебня, встречаются почти исключительно кровельные черепицы, большого размера, с оттиснутыми на них клеймами, грубо передающими буквы, животных и иные фабричные знаки, черепки поливной посуды и тарелки с изображенными на поливе животными, в восточном вкусе. В мусоре же встречаются изредка мраморные обломки архитектурного происхождения, надписей, даже статуй и статуэток, каменные жернова, каменные молотки и пр. Реже предметы утвари из железа и меди, бронзовые изделия от уборов, обломки иконок и тельных крестов, глиняные лампочки, целые и битые амфоры. В насыпи настолько часто попадаются херсонесские монеты византийского периода, что в течение раскопок собрано 280, более или менее сохранных, экземпляров. Глубже встречаются монеты, битые в Херсонесе, греческого периода (найдено 16), римского (9), монеты греческих колоний и царей Босфора, римских императоров и пр. Всего найдено около 700 с лишком монет. На полу многих помещений нижнего или древнего города постоянно встречаемы были черепки покрытых черною поливою греческих сосудов из глины, чаще без всяких рисунков, но иногда украшенные такими изображениями, стиль которых заставляет отнести посуду к III-му столетию до Р.Х.; значительное число таких находок, встречавшихся десятками в некоторых помещениях, указывает на время существования города. Эта масса мелких предметов древности, наполнивших собою устроенный временный склад, но не имеющих сами по себе особого художественного значения, может получить историческое значение для непосредственного исследования византийской древности в период с IX-го по XIV-ое столетие. Из предметов греко-римской эпохи обращают на себя внимание шесть фрагментов греческих надписей на мраморе и псефизм в честь Фарнака из Амастрии, получившего в Херсонесе право гражданства, во времена императора Тита.

Одно из жилых помещений, раскопанное у морского берега и притом открытое до материка на одну треть под позднейшей постройкой, расследованной до условного уровня, дало весьма счастливые находки. В двух отделениях этого помещения, окруженного древними оштукатуренными стенами, устроена была в древности мастерская художественных изделий из терракоты или жженой глины; в задней комнате была гончарная печь, отлично сохранившаяся; в передней оказался на полу склад глиняных моделей, в которых древние коропласты или лепщики терракот оттискивали свои статуэтки, головки, барельефы, крышечки глиняных разрисованных чашек всякие иные поделки из глины. Этого рода глиняные модели встречаются в греческих колониях южной России лишь в единичных экземплярах, что заставляло ошибочно полагать, что этого рода изделия были исключительно предметами привозной промышленности. Данный случай находки в одном месте такого склада терракотовых моделей утверждает иной взгляд на художественную промышленность колонии и в частности свидетельствует о периоде существования города до Р.Х., так как по стилю эти модели должны быть относимы к III -II столетиям до Р.Х. Целых моделей сохранилось тридцать восемь; многие модели разбиты и дошли в виде кусков. Из целых обращают на себя внимание модели: 1) маски бородатого Диониса, или так называемого индийского Бахуса в архаистической манере, 2) медальона для крышки туалетной круглой коробочки, с барельефным изображением Анхиза и Афродиты, 3) головки Аполлона отличного стиля, 4) медальона с Никой и Эротом, 5) головки Афродиты, 6) барельефа с изображением Аполлона Кифареда, Сатира и Менады, 7) головки Афины, 8 - 12) Силена, повторенная в пяти разнообразных типах, 11) Эрота, 12 - 15) нескольких изображений эфеба, гимнаста и т. под., для неизвестной глиняной утвари, далее много моделей для львиных масок, для статуэток обычного типа женских терракотовых фигурок, из которых особенно любопытна модель для комической фигуры или гротеска пляшущей женщины, напоминающего керченские гротески. Сверх того несколько моделей для орнаментальных терракотовых изделий, декоративных поясков, профилей, карнизов, пальметт и пр.

Разведки, произведенные в западной части города, у морского берега, дали, в общем, те же самые результаты, что раскопки избранной местности в восточной его половине, а именно: всюду, под уровнем позднейшего верхнего города, оказывались, на глубине от 4 до 5 аршин, руины древнего нижнего города, и везде раскопки сопровождались находками того же характера, подтверждающими главное открытие. Между этими находками обращают на себя внимание черепки греческой посуды с черной поливой, указывающие на эпоху города; попадавшиеся тут же амфорные ручки с клеймами греческого периода любопытны по новым именам астиномов. Таким образом, будущим раскопкам предстоит сложная и трудная задача вести расследование двух городов, сохраняя, по возможности, остатки того и другого и различая находки по характеру и месту. Разведки выяснили окончательно тот факт, что кроме немногих пунктов, где скалистый материк выдается гребнем, все остальное пепелище города, как неисследованного, так и раскрытого уже прежними раскопками, должно быть исследовано до материка, на глубине вдвое большей, чем предполагалось прежде.

Будущее покажет, что дадут находки в развалинах верхнего и нижнего Херсонеса.

©Национальный Заповедник Херсонес Таврический . 2007 - 2017
[ условия использования материалов ]